Разделы

Новости
Об игре
Учебник
ЧаВо
Файлы
Галерея
Видео
Наши блоги
О сайте
Форум

Голосование

Моды для Bannerlord по вашему мнению - это...












Реклама




Пользователей
  • Всего: 27447
  • Последний: Daquai
Сейчас на форуме
Пользователи: 5
Гостей: 286
Всего: 291

Реклама

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - Ulsar

Страницы: [1]
1
Я предлагаю в этой теме делиться своими мыслями о фильмах, которые вам понравились или не понравились.
Хотелось бы оговорить несколько правил:
1. Не пересказывать сюжет. Отдельные эпизоды- допускается.
2. Не использовать чужие рецензии.

Комментирования, безусловно приветствуются.

Модераторам: если не в тот раздел - перенесите пожалуйста.

На правах основателя темы - начну:

Итак, «Жизнь Пи».
Первоначальный анонс фильма, который попался мне на глаза, гласил, что это мелодрама об отношениях дикого тигра и мальчика. Сразу скажу, что трейлеров, скриншотов и пересказов сюжета я искать не стал. Просто хотелось сходить на что-нибудь не особо напрягающее. Забегая вперед, скажу, как же здорово я ошибся, и как здорово, что ошибся.
Чего я ждал от фильма, тем более в формате 3D? Я думал увидеть эдакую сглаженную историю о маленьком Робинзоне с Пятницей в виде тигра. Естественно тигр заботился бы о мальчике, а он, в свою очередь, очеловечивал бы тигра. Все это на фоне красивых, прилизанных, парковых джунглей с потрясающими 3D видами природы. В общем-то, именно эти виды я и хотел посмотреть.
Что же я увидел? Фильм технически выполнен просто великолепно.  Глядя на тигра, ни на секунду не закрадывается мысль, что это всего лишь компьютерная графика. Цветовая насыщенность просто потрясающая. Все эффекты добавлены в меру и очень уместны.  Буйство разъяренного океана показано так, что хочется по-детски спрятаться под одеяло, высунув только один нос для дыхания и один глаз, чтобы бояться дальше. Котенок Гав на чердаке в грозу.  И буквально через десять минут спокойный с безумно красивой подсветкой ночной океан. И сияющий кит, взлетающий из глубин – страшный, величественный и невероятно великолепный. Придраться совершенно не к чему, уж поверьте.
Но разумеется, не это главное. Я специально не стал писать сразу после просмотра, хотя эмоции просто переполняли. Первое впечатление, это фильм-сказка. С длинной присказкой, со своими злодеями и героями и даже невиданными чудесами. Очень красивыми чудесами. Местами сказка жестокая, но с хорошим концом, где добро вроде бы как победило. Спустя несколько часов, вспоминая все увиденное, я стал понимать, что у всего этого фильма не просто двойное дно, а очень сложный смысловой лабиринт. Зная об этой сложности, создатель фильма в финале тыкает носом зрителя в один из вариантов осмысления всей истории. И начинаешь понимать, что сказка-то ложь, но вот какой в ней намек? Психологическая нагрузка фильма осознается не сразу, но после осознания самого факта этой нагрузки даже не понимаешь, в каком месте на твою душу надавили сильнее?  Туда где живет вера в Бога, туда, где живет вера в единение человека с природой, вера в любовь, в дружбу, в человечность? В самого себя – наконец?  Когда ты перестаешь быть разумным вегетарианцем и становишься хищником, свирепым и беспощадным? И как после этого преображения, укротить этого хищника в себе? Как изгнать его и как горько расставаться с ним, с тем, кто спас тебя и твой рассудок. Пусть жестоко, но спас.
На эти вопросы нет ответа в фильме. Но он заставляет очень сильно задуматься, разумеется, того, кто умеет и любит это делать.

В общем, кто не видел – посмотрите,  а кто видел – задумайтесь

2
Таверна / Жизнь за одну ночь?
« : 16 Ноябрь, 2012, 11:47 »
Народ, поскольку "болталка" хочу озвучить одну темку.
Недавно смотрел "Маленькие трагедии" и в частности эпизод с Клеопатрой.
Для тех кто в танке напомню:
Цитата
Но вновь она чело подъемлет
И с видом властным говорит:
В моей любви для вас блаженство?
Блаженство можно вам купить.
Внемлите ж мне:
Могу равенство меж нами я восстановить.
Кто к торгу страстному приступит?
Мою любовь я продаю:
Скажите, кто меж вами купит
Ценою жизни ночь мою?
Ну, и собственно:
Цитата
Вдруг из толпы один выходит,
Вослед за ним и два других!
Смела их поступь, ясны очи,
Навстречу им она встает.
Свершилось: куплены три ночи
И ложе смерти их зовет.
Естественно, произведение художественное, приукрасили, заутрировали и т.п.
Но, тем не менее: как вы считаете, возможно ли отдать жизнь за небольшой отрезок времени, при условии, что этот отрезок для индивидуума будет заполнен утехами/удовольствиями/радостью/счастьем/и т.п. на овер 1000%?
Вопрос, конечно, грубовато сформулирован, но суть я думаю вы уловили. В процессе обсуждения подкорректируем условия задачи, я думаю.
Итак, прошу мнения!

3
Жил в одной деревне вейгир, Миродив. Ну, в молодости его так звали. Пришло время и состарился Миродив. Поседел, скособочился слегка, длинную бороду отрастил. Стали звать его Дивыч. Ходил он по деревне все меньше и меньше, все на завалинке, возле хаты своей, такой же старой, как и он сам, любил сидеть. А зимой с печи не слезал, ну разве по нужде или тюри какой поесть. Вот длинной зимой, видно он и выдумывал свой байки да сказки разные. Зато летом, соберутся вокруг него ребятки, и слушают раскрывши рты, да глазенки округлив про дела разные, да дива дивные. А порой, и здоровые дядьки подходили, кто свободен был, ну или праздник какой. И для всех у Дивыча сказка находилась. За то и помогал ему всякий, кто чем мог. Кто крышу поправит, кто дров привезет, кто плетень на место поставит. Так и доживал Дивыч век свой, и ему не скучно, и люди его любили, и уважали.

Про Вейгира и Свада.

   А вот жил в городе одном вейгир. Как звали-то его… Вот позабыл уже ведь… Да без разницы как его звали. Пусть будет просто вейгир. Домик у семьи его был, а вот братьев не было. Ну, то есть были, но где-то на войне сгинули. Остался он у мамки с батькой один. Мамка у него хорошая была. Соседи говаривали, что не из простых девок. Вроде как ее батька из похода полонянкой привез, да и обженился на ней после. А уж кто она до этого была, то одним богам да мужу ее ведомо было. Но грамоту разумела, и нашу вейгирскую, и родокскую. А может и еще какую. И до того умная баба была, что все на свой лад повернуть могла. И вроде не командует никем, а все у нее по струнке ходят. И не только в семье, весь околоток привратный под ее дудку плясал. Был и в семье, и в околотке порядок. Не то что бы дрались или безобразничали, конское яблоко и то на улице не залеживалось – убирали без разговоров. Вейгиру раздолье было. За мамку все его любили и уважали. Ну, или вид делали. С мамкой его никто связываться не хотел. Себе дороже выходило у того кто пытался. Повздорит, бывает с ней кто из пришлых, особенно из кергитов. У ихних баб жизнь хуже скотины нашей. Повздорит, поорет, а то и руки распустит, а наутро глядь: то он под стражей уже, за воровство сидит, а то и просто, с ножичком под лопаткой найдут.  А то и не найдут вовсе. И все бы хорошо, но появился в их околотке свад. Да, тоже не вспомню, как звали. Свад и свад. Крыса редкостная. Его среди своих-то не любили. Но пронырливый был, что твой хорек. И деньги к нему так и липли. Что ни сделает, все ему в карман барыш. Особенно на чужой беде у него наживаться получалось. Так вот, поселился он в городе, через улицу от околотка, в котором вейгир жил. И начались странные дела твориться. То мужик пропьется прогуляется, то проворуется на стороне, то пацан какой весь избитый домой придет. Вроде в самом околотке все ладно, а исподволь не очень. До поры с этими бедами справлялись. Вот только батька у вейгира чудить начал. Он-то до поры лихой вояка был. Где только не погулял: и в Свадии, и у Родоков, и у Нордов. Даже к кергитам не раз ходил. Только короток век воинский, редко кто как я до седой бороды доживает. И схлопотал батька нашего вейгира булавой по темечку. Шлем вдребезги, сам едва жив остался. Ведун его полгода в логове своем выхаживал. Так до конца и не выходил. То есть, батька живой остался, но с головой нелады были. Особенно ежели выпьет.  Мать-то не трогал, а вот сынку доставалось.  Только раз он на жену руку по хмельному делу и поднял, да не рассчитал-то силушки, и прибил ее насмерть. Его и под стражу  не взяли, что толку-то? Утром встал – ничего не помнит, а жена прибита насмерть. Делать нечего, схоронил бабу, да стал бобылем жить. В околотке после этого дела совсем по-другому пошли. Если раньше умом управлялись, то теперича силой стали люд вразумлять. То есть батька вейгира нашего. Ох и боялись его люди. Шутка-ли, жену родную насмерть забил, а что в беспамятстве да спьяну, про то не все знали. Однажды целая банда кергитов на околоток напала. Дело чуть до пожара не дошло. А сколько народу побили-покалечили, сколько добра попортили. Да не тут-то было. Поднялся батька, с дружками да вдарил косоглазым по первое число. Долго их потом даже близ города видно не было.  Соседи его еще больше уважать и бояться стали после этого. Он, правда особо не разбирал, кто прав кто неправ. Порой и виноватый у него в друзьях ходил, а порой и невиновного отметелит так, что едва под стражу не загремит. Особо люто он свада того ненавидел. Уж за что, не знаю, только сказывали, что прежде чем жинку свою забить, его с ним в одном кабаке видали. Чуть до смертоубийства у них с ним не доходило. Свад-то все чужими руками подлости строил. То кому чего нашепчет, то подкупит, а батька вейгира напрямки. Как подловит свада – так и в рыло ему в крысиное.  Вейгир в ту пору подрос уже, и на ус все наматывал. Вслед за батькой и его в околотке, да и не только, народ побаивался. Шибко он на своего отца похож был. Чего свад на них взъелся? А я не говорил разве? От же дурья башка! Да вода в том околотке в колодцах дюже хороша была. Чистая, свежая – попьешь такой и по телу прям здоровье, что ручеек весной, так и разливается. А в других местах в городе такой воды не было. Вот и удумал свад барыш с этого дела поиметь. Только пока там мать и отец вейгира верховодили, не видать ему было водицы, как своих ушей. Долго ли, коротко, а прибрали к себе боги батьку вейгира. Жизнь-то ни за деньги ни за силу не возьмешь, сколь кому отмеряно, столько и жить будем. Эт только на меня у богов рука дрогнула, зажился уже. Ну вот и остался вейгир один. Уже взрослый парень был. Стал он заместо отца делами в околотке заправлять. И поначалу все даже очень неплохо было. Сам-то он не такой жестокий, как батька, был. Но со свадом  их мир по старой памяти не брал. Однажды чуть весь город из-за них не погорел. Два или три околотка чуть с факелами друг на дружку не пошли. Сам Лорд с дружиной вмешался, насилу угомонил. Понял свад, что силой тут взять не выйдет. Тем более, что знал крысеныш, оставил отец сыну оружие неплохое: шестопер, да саблю вейгирскую, и сына оружием владеть научил. Начал он тогда исподволь вейгира донимать. Даже не его, а друзей его  и соседей. Тому шепнет, другому шепнет, одному денежкой посулит, второму подарочек дешевенький, но заморский даст. С кем в трактирчике посидит, угостит да лясы поточит, кого к девкам сводит. И все наговаривал, вот мол как хорошо бы было, еслиб все сами по себе жили. А то, мол сидит один и всеми командует, а кто ему такое право давал неизвестно. И вообще, есть Лорд, вот он и пускай о порядке думает, а не всякие у кого на губах молоко не обсохло. И потихоньку, помаленьку, вейгир и опомнится не успел, а народ да соседи на него уже косо смотреть начали. Да и попривыкли многие к вину на дармовщинку, да к утехам разным. Стали потихоньку барахлишко продавать – работать-то лень, а погулять охота. А свад времени не теряет, то у одного колодец купит, то у другого выдурит. Стали от него многие в околотке зависить. А он и рад, воду на сторону продает, да соседей друг с дружкой стравливает. Ежели кто поперек слово скажет, враз шайка соберется, да и настучат разговорчивому. Стали уже свада все бояться. Пекарню свад купил, кузню опять свад купил. И откуда у поганца деньги брались только… Да и сам вейгир уже не тот стал. Дружки и его к вину приучили. По кабакам сидеть да девок щупать. Пить-то только начни – живо к этому делу привыкнешь. А по пьяному делу и друг – не друг, и враг – не враг. Раз, и со свадом наш вейгир за одним столом оказался. Свад и пристал, продай да продай отцово оружие. А вейгир ни в какую. Ни продам и все: отец не велел. Не вышло в этот раз у свада. В другой раз оказались они за столом. Свад опять за свое: продай оружие. Вейгир опять ни в какую. Тогда свад и говорит, давай мол меняться. Я тебе свой кистень отдам, а ты мне шестопер. Вейгир с полупьяну и согласился. И остался он с кистенем, да с саблей. А свад-то не дурак. Стали его обидчиков уже с проломленными головами находить, да с переломанными костями. Шестопер впору пришелся.  Вот в третий раз встретились свад с вейгиром. Стал свад у почти пьяного вейгира саблю выуживать. Только тот опять ни в какую. Тогда свад его с девахой познакомил. С пьяных глаз и корова – красавица, а у свада девки на побегушках хороши были. Вот и охмурила она нашего вейгира. Тот в ту пору разве что на Бабу–Ягу не позарился бы. Только не долго он с красой своей миловался. Через недельку сбежала она от него, вместе с саблей. А еще через недельку заявился свад с дружками и погнал вейгира из дому. Тот было за кистень, да что толку. Еле жив остался. Мыкается он с тех пор по городу, пьет да подаяние просит. А свад стал в его доме жить, чужое добро наживать.
Что носы повесили? Это-ж сказка. Где видано, чтоб вейгир саблю пропил? Штаны пропьет, а саблю оставит. Но лучше ребятки и в штанах быть, и с саблей и голову на плечах светлую иметь. А то свады да девки, они такие заразы порой бывают…



4
Нижеизложенное, это художественное описание накопленного опыта автора на многочисленных осадах. Не стоит относиться к этому слишком серьезно. Возможно, я многого не учел, многого просто не знаю или не заметил. Деталей и тонкостей масса, и у разных замков – разные особенности.
Дополняйте – ваше право.

Посвящается принцессам, принцам и шрекам.

Осада.


  В качестве лирического отступления: осада, это приятное времяпровождение во время которого, вы сидите себе возле замка и ждете, когда изголодавшиеся жители вынесут вам ключи на блюдечке. В варбанде мы имеем дело не с осадой, а с кровавым, банальным штурмом. Отсюда вспоминается старое руководство по НВП советских времен. В нем четко говорится, что чтобы выковырять из обороны средненькое мотопехотное соединение противника, превосходство «ковырятеля» должно быть минимум троекратным. Варбанд это красноречиво подтверждает.

  Итак, вы оказались на штурме замка в качестве принца, желающего спасти заточенную там принцессу. В роли принцессы выступает шест с флагом.  Так романтичней. Орды всяческих шреков постараются вам эту задачу усложнить по мере своих умственных и скилловых способностей. Это, как говорится, присказка.
  Что в театр, что на штурм – какую попало фигню на себя не напялишь. Главное из одежды на штурме – крепкий щит. Лучше два, но это роскошь. Затем, не мешает поберечь голову и ноги, дабы компенсировать недостатки щита. Оружие, это дело вкуса о котором не спорят. На мой взгляд, идеально сочетание любого быстрого меча и металок. Это связано с тем, что обороняющиеся шреки, в массе своей, либо лучники, либо амбалы с двуручами. И тем и другим джарид в голове значительно убавляет прыти. Отдельного разговора заслуживают подлые арбалетчики. Эти ребята идеальны как в обороне, так и в атаке.
Как театр начинается с вешалки, штурм начинается с респа. Как только вы обрели способность двигаться, сразу убирайтесь с этого, проклятого всеми богами, места. Этому есть две основные причины: первое – вражеские стрелки просто обожают лупить по большим скоплениям принцев и респ, особенно первый, это идеальная мишень в которую и целиться особо не надо; второе – вместе с вами материализуются множество озабоченных одной целью принцев, многие озабочены сверх всякой меры и сразу начинают махать оружием направо и налево, что может не лучшим образом сказаться на вашем драгоценном здоровье.
  После того, как вы избежали глупой и позорной смерти на респе, спрячьтесь и подумайте. Особенно хорошо подумайте на тему вечности, точнее над тем временем, которое вам отвела судьба для спасения принцессы. Именно эти циферки в правом верхнем углу и должны определять ваше поведение. Чем меньше это время, тем активней и бесшабашней должны вы быть. 
  3 минуты это раш. Определяйте, где максимальное количество озабоченных принцев и присоединяйтесь к ним. Только не к тем, которые таскают всякие башни. В условиях ограниченного времени это самый бесполезный предмет.
  5 минут дают возможность поумничать. Например, с умным видом выломать дверь.
  От 5 и более минут настраивают на стратегические решения, вроде использования тяжелой осадной техники, обходов с тыла и тому подобной зауми.
  После того, как вы определились со временем, определите цели. Точнее чего вы хотите добиться. Их две, плюс одна вариация.
Первая – спасение принцессы (захват флага). Тут ваша задача максимально быстро добраться до объекта и удержаться возле него как можно дольше. 
Вторая - попасть фтопик. Тут вам прямая дорога на стену, в гущу озверевших шреков. А там или грудь в крестах или… Ну, сами понимаете.
И наконец, вариант комби. Как очевидность, миксуется из предыдущих двух в разных пропорциях.
  Вне зависимости от поставленной цели, вам придется сначала добраться до самого замка. Если вы торопитесь, то… Правильно, сядьте на лошадь. С помощью этого нехитрого экологически чистого приспособления, вы будете у стен одним из первых. Конечно, лошадь значительно сокращает финансовые возможности, но иногда скорость и хитрость того стоят. Как правило, ее используют, чтобы добраться до боковых дверей и удаленных лестниц раньше защитников. Это очень эффективно, когда обороняющихся мало. Единственная беда, эта зверюга громко топает. Голодные шреки очень чутко реагируют на конский топот. Здесь уместна одна штука. Вы, громко цокая, направляетесь к намеченной точке. Не доезжая до цели, резко тормозите под стеной и спрыгиваете с лошади. Затем дружески бьете ее по заду любым оружием. Лошадь, разумеется, убегает, а вы не сходите с места некоторое время. Неискушенные защитники, бросившиеся на звук копыт в надежде сбросить хитрого принца со стены, увидят лишь лошадь без седока, уныло бредущую в неизвестном направлении. Не дождавшись всадника, они справедливо полагают, что кто-то из лучников их опередил и уходят. Тут на сцене появляетесь вы. Кроме этого, лошадью удобно прикрыться, если вы вознамерились ломать двери в одиночку. Упираетесь ею перпендикулярно в стену и пару-другую стрел она словит вполне успешно.
  Когда вы идете к замку пешком, неплохо пристроится за одним из потенциальных героев. Да, это не эпично, но хорошо сохраняет здоровье и броню. Рассмотрим теперь процесс проникновения в замок. Есть четыре основных способа.
  Лестница, дверь, осадная башня и глюк.
  Лестница - самое кровавое приспособление для штурма замков. Она очень сильно ограничивает место для маневра, как правило, прекрасно простреливается с двух, а то и с трех сторон. Кроме того, показавшуюся между зубцами благородную голову, с нетерпением ждут стрелы, болты, лансы, молоты, дротики и т.д. Лезть на это адское приспособление без щита – только шреков смешить. С собой лучше прихватить металки или арбалет. Эти предметы здорово помогают против любителей двуручей. Лезть на лестницу надо с умом. Если немного стрейфить влево-вправо при подъеме, скорость подъема несколько увеличивается.  На самом  верху закройтесь щитом наглухо и быстро, внимательно осмотрите встречающую делегацию. Особенно загляните за стены влево-вправо. Именно там прячутся податели хлеба-соли на двуручных приспособлениях.  Именно для этих типов пригодятся взятые металки. При определенных навыках их можно метнуть за стену. Если вас встречаю двое-трое, спокойно покидайтесь в них, а потом запрыгивайте на стену, не опуская щита. Получив возможность маневра, действуйте как вам подсказывает ваше горячее сердце, но с оглядкой на бойницы. Подлые лукари и арбы обожают эти места. Если вас встречает радостная толпа, различной комплектации, то стоит подумать, есть ли смысл лезть дальше. Тут металки погоды не сделают. Надо побыстрей забраться на стену/башню и сместится вправо-лево. Тогда есть вероятность, что вся эта братия покрошит друг друга в неуемном желании укокошить вас лично.
  Второй способ попасть на стены или в сам замок, это осадные башни. Сама по себе башня к замку не покатится, ее надо туда доставить. Для этого становитесь между колес и перемещайтесь хаотично в пределах двух-трех шагов. Иначе лучники быстро сделают из вас симпатичного и безобидного ежика. Не мешает иногда оглядываться по сторонам, особенно назад. Особо гостеприимные хозяева любят встречать гостей прямо в поле. Они заходят, как правило, с тыла и радостно бьют вас чем-нибудь тяжелым по голове. Если желающих покатать башню и без вас хватает, лучше залезть на нее (особенно если вы арб) и перемещаться в относительной безопасности и комфорте. Поведение после стыковки башни с замком примерно то же, что и в варианте с лестницей. Только свободы маневра побольше. 
  Оказавшись на стене или в замке, вы получаете свободу творчества. В смысле творите что хотите. Набивать фраги, лучше за счет зазевавшихся стрелков. Чаще всего, они толкутся возле лестниц,  бойниц, дверей и на башнях. Только не подходите к ним с занесенным над головой оружием. Беда в том, что ваше виртуальное альтер-эго орет когда ему заблагорассудится. Больше всего этому способствует замах оружием. Лучше по-быстрому подбежать к стрелку и по-быстрому его укокошить.
  Если ваша цель – принцесса (читай флаг), то со стены нужно убираться как можно быстрее и незаметнее. Можно даже пожертвовать частью своего драгоценного и тупо спрыгнуть во двор. Иногда можно помочь ближнему и открыть двери или ворота. Оптимальней это сделать, когда около них нет охраны. 
  Если вы решили культурно войти в двери, как поступает большинство интеллигентных принцев, возьмите с собой что-нибудь, чем в эти двери постучать. Лучше всего подходит то, на чем написано что-то вроде «преимущество против щитов». Другими предметами стучать придется намного дольше. Металки лучше не брать, не пригодятся. Стучать безопасней всего слева от двери. По какой-то странной прихоти Создателя, все двери в замках открываются именно в эту сторону.  Иногда среди защитников встречаются не менее интеллигентные персонажи, которые двери на стук открывают. Поэтому, когда она откроется, лучше оказаться за ней, чтобы иметь возможность сделать сюрприз местному интеллигенту чем-нибудь тяжелым. Не стоит сразу радостно вбегать в открывшуюся дверь. За ней вас могут ожидать. Когда вы вбежите, назад выбежать уже не получится, поскольку дверь могут банально захлопнуть, и вы останетесь один на один со своими проблемами. Однако бывают приятные сюрпризы. Иногда среди шреков встречаются тайные доброжелатели. Они любят открывать двери и ворота, и не любят, или забывают их закрывать. В таких случаях надо не зевать и пользоваться предоставленной любезностью на полную катушку. В двери надо стучать с известной осторожностью. Хорошо когда вы один. Стучите либо верхним замахом, подбегая и отбегая от дверей, либо правым боковым, с доворотом корпусом. Постоянное движение около двери – шанс уцелеть, ибо вражеские лучники очень не любят громких звуков. Когда вас около дверей собралось двое – трое, то можно распределить роли. Например: двое стучат – третий прикрывает их щитом. Это делается на уровне интуиции. Но стучать уже только верхним ударом, а то есть вероятность оглоушить своего. И да, если встать ссзади от замахивающегося, тоже можно слегка получить по балде.  Если защитники невежливы и не успели открыть на стук, дверь обычно ломается, и у шреков появляется лишняя головная боль.
  На некоторых «сырых» серверах бывает забавный глюк. Как только хоть один нападающий окажется на стене, остальные могут зареспится внутри замка. Относитесь к этому как к улыбке фортуны, и подольше оставайтесь перед ее лицом.
  Наконец, вы увидели в зоне досягаемости принцессу (шест с флагом). Добежав до нее надо как можно дольше удержаться живым около этого объекта. Делать это надо тихо и незаметно. Если тихо и незаметно не вышло, начинайте носиться вокруг этой палки как детский сад вокруг елки. Пока вы в радиусе двух-трех шагов – флаг будет опускаться. Чем больше народу под флагом, тем быстрее он опустится. Иногда стоит пожертвовать собой и задержать рвущихся к флагу типов, ибо как только они там окажутся, флаг опускаться перестанет.

Общие замечания:
  Очень важно следить за чатом. Иногда там появляется полезная информация. Ниже типичные фразы:
«ФЛАГ!!!!!» - значит, что кто-то из принцев добрался-таки до заветной цели и его засекли доблестные защитники.
«Дверь!» «Ворота!» - вам предлагается стать на время вежливым человеком и подойти к дверям или воротам. Они могут быть уже открыты.
«lol» - скорей всего, кто-то втихаря выкрал принцессу (опустил флаг) и защитники тихо фигеют от этой неожиданности.
  Полезно собирать разный  шмот на поле. Особенно перед окончанием раунда. После рестарта, он будет с вами полностью отремонтированным. Тут главное не переусердствовать, а то можно возродиться с двумя крепкими хускарловскими щитами, и двумя паками стрел. Выглядит внушительно, но глупо.
  Если вам в спину прилетело что-то неопознанное, не торопитесь убивать ближайшего своего лучника. Вполне возможно какой-то умник из шреков, спрыгнул со стены и зашел вам в тыл.
  Можно здорово удивить защитников. Для этого надо выйти в поле в одних штанах (бикини) и без оружия. Очень эпично смотрится при этом хороший головной убор или чешуйчатые варежки. При этом надо бегать, прыгать и показывать неприличные жесты (нижний удар в челюсть). Большая часть лучников сосредоточится именно на вас, что облегчит задачу вашим собратьям. Да и другие защитники оценят подобное шоу. Более того, гарантированно, что через некоторое время у вас появятся такие же психовнные последователи.
  Если вас начал лупить свой, не связывайтесь с придурком. Толку не будет, только зря время потеряете.

И наконец, последнее. Знаете, что чаще всего орут принцы, сидя за монитором во время осады? «Сойди с лестницы придурок!!!!» Это мягко выражаясь. Никогда не вставайте на лежащую лестницу, и не ставьте на нее своего коня. Все живое, что там находится не дает ее поднять.

Удачи вам, Ваши Высочества!

5
Творчество по M&B / Ключевая фигура
« : 04 Октябрь, 2010, 11:42 »
Немножко предисловия:
На суд читателей предлагается рассказ, небольшой и почти не батальный.
Поскольку в описываемый мод я играл давненько, некоторые названия могут быть слегка искажены, но суть не в них. Выкладывать я его планирую до выходных небольшими частями, чтобы не было "много букфф". Он уже полностью написан, остался небольшой эпилог, поэтому интерактивности сюжета не будет. Однако, критика, обсуждения и все прочее более чем приветствуются, ибо это лучшая награда от Вас, читатели.
Приятного, надеюсь, чтения.


Ключевая фигура

   За два столетия, старый театр в славном городе Марлеоне повидал немало. Да что там повидал, он горел даже четыре раза. Первый раз, еще при Империи, по глупости. Второй раз во время великой смуты и Нашествия, попался под горячую, в буквальном смысле, руку. Третий раз к пожару приложила руку безумствующая толпа религиозных фанатиков, решивших уничтожить этот «адский вертеп» во имя чего-то, более светлого. Четвертый раз, это уже был предмет гордости. Не просто гордости, а гордости профессиональной, можно сказать. Ах, как это было упоительно-прекрасно, как это ни парадоксально. Уже четверть века тому назад умер Сувелон Вецимус, гениальный критик своего времени. Он, как никто другой, был ценителем искусства вообще и театрального лицедейства в частности. Он искренне, как ребенок, радовался удачным постановкам, и до глубины души ненавидел бездарную игру и режиссуру. А каким он был оратором! После его речей, немногочисленную труппу носили на руках в случае успеха, а во времена редких неудач, вчерашние триумфаторы, нос боялись высунуть на улицу. Вот после одной из таких его речей, разгневанная толпа, не найдя актеров на месте, сожгла театр.  Это было апофеозом искусства, и апофеозом критики. Да, если бы Сувелон пошел в политику, возможно великая Империя возродилась бы из пепла, но, увы, он был далек от всего земного. Возможно, это к лучшему. Фанатизм в культуре далеко не так опасен, как в политике или религии. Театр, разумеется, отстроили, и он стал вновь радовать своих посетителей. Нынче над ним опять нависла угроза сожжения. К сожалению, эта угроза была банальна – очередная война. Королевство Риверстайн напало на королевство Сарлеон. Старая распря, истоки которой потеряны еще во время Империи. Дважды за последние две ночи, к театру приближались отряды с факелами в руках, но проходили мимо.
   Утром третьего дня к дверям театра подошел уже не молодой господин, в изящном, но весьма помятом, сиреневом камзоле, коротких сарлеонских сапожках и берете, небрежно натянутом на затылок. То, что он выбрался к театру в самый разгар планомерного грабежа города, говорило о его бескорыстном служении искусству. Правда, шел он не очень весело, даже понуро. Остановившись возле главного, в четыре створки входа, вздохнул, и проследовал дальше, в обход здания. Обойдя его он подошел к обычной двери, с правой стороны, вздохнул еще раз, и взялся за круглую, кованную ручку.
   Естественно, это был не обычный театрал. Через служебную дверь, такие ходят редко. Это был не кто иной, как Фарлиан Месмус. Он был распорядителем театра. Должность распорядителя вмещала в себя огромный круг обязанностей. Это было и руководство актерами, снабжение реквизитом и не только, финансовое обеспечение, общение с владельцем театра и зрителями, участие в постановках и многое другое. Однако, не нужно пугаться.  Театр в эту беспокойную эпоху, совсем не то, к чему мы привыкли сегодня. Это труппа, в десятка два актеров, небольшая сцена и зал на две сотни мест. Своего рода, это был качественный переход от огромных имперских амфитеатров к современному театру. Бродячие ярмарочные балаганы и всякие цирковые зародыши, разумеется не в счет.
   Дверь была не заперта. Это очень огорчило Фарлиана. Значит, в театре уже были актеры, хотя это ничего не меняло. С тяжелым камнем на душе он вошел в помещение. Пройдя через комнату-коридор, заваленный реквизитом, он подошел к общей гримерной. Да, да. Такая роскошь, как комнатка для каждого актера, еще не была придумана. Все гримировались в общей, просторной зале, помогая друг другу. Женщины были отгорожены широкой цветастой ширмой. Хотя это была скорее дань приличиям, труппа была уже давно, как одна большая семья.  Фарлиан даже подумывал о найме собственного цирюльника. Это, на его взгляд, здорово облегчило бы жизнь актерам, но вводить в театр постороннего человека не хотелось. Пересуды и ненужные сплетни, этого опасался распорядитель. Фарлиан вошел в гримерную, и сразу цепким хозяйственным взглядом охватил все помещение.  Пришло больше половины от всего состава. Четырнадцать человек. «Что же сказать им?» - думал Фарлиан. Он поискал глазами стул, нашел, поставил на средину и присел. Еще раз обвел всех взглядом.
- Я приветствую вас друзья мои. - начал он., - Сегодня у нас должно было быть последнее представление перед осенними каникулами. Война нарушила эту традицию. Я думал отпустить всех, кто пришел сегодня.
Тут распорядитель задумался. Нужно было как-то продолжать, но как, он не решил. Природа не обидела его, Фарлиан мог легко трепаться на любую заданную тему. Но то-то и оно, что он не знал, какое направление выбрать сейчас. Он задумчиво поскреб бритый подбородок.
- Я думал, - продолжил он, - что сегодня никто просто не придет к нам. Каждый в городе озабочен спасением своей шкуры, и мало кому есть дело до высокого искусства. К сожалению, я ошибся.
- Почему, к сожалению? – спросила Крошка Вилианна, получившая свое прозвище за изрядную тучность. Ей прекрасно удавались роли глупых матрон, из классических сценок о ловеласах и рогоносцах. А еще она прекрасно пела высоким, чистым голосом. Ни один зритель, правда, не подозревал об этом ее таланте, потому, что в этот момент на сцене изображала пение прекрасная Талионика. Девушка была изящна и миловидна, но совершенно не имела музыкального слуха.
- Почему к сожалению? – переспросил Фарлиан, и вспомнил вчерашний вечер:
    Он жил  в престижной части города. Когда войска риверстайна вошли в город, этот район сразу оцепили гвардейцы, запретив здесь грабежи. К слову, захват города прошел как-то странно. Создавалось впечатление, что город просто сдали. Сначала местный лорд по приказу короля, со всем войском ушел к границам Фридсвейна. Затем, молниеносно, буквально через пару дней к городу подошли риверстайнцы. Как они умудрились так быстро среагировать – загадка. Как им удалось без видимых потерь пройти степи Джатуу – еще большая загадка. Наконец не было никакой осады. Ранним утром, кто-то вырезал всю охрану на воротах и банально впустил противника в город. Оставшийся в комендантах капитан Нексус с небольшим отрядом, отступил в замок лорда, где его и заблокировали, не делая никаких попыток штурмовать последний. Риверстайнцы, сразу деловито взялись вывозить все ценности. Казалось, что это не война между двумя королевствами, а обычный грабеж.
   Вчера вечером, Фарлиан осторожно выбрался из дома. Видя, что в этой части города все относительно спокойно, он потихоньку дошел до ближайшей таверны закупить продуктов и поразузнать все слухи. К его удивлению, таверна была открыта, и в ней было даже немного народу. Посидев некоторое время и пропустив пару стаканов вина, он узнал последние новости. Оказалось, что захватчики ведут себя достаточно прилично и горожан почти не трогают. Редкие конфликты с остатками марлеонского гарнизона можно было не считать. В эту часть города захватчики направляли только отдельные гвардейские отряды, для приватных бесед с марлеонскими толстосумами. Беседы были очень эффективны, и отряды возвращались с несколькими увесистыми сундучками с каждого визита. Но самые невероятные новости были в том, что в городе якобы видели двух непримиримых врагов: воинов Джатуу и Нолдоров. Первые, по слухам вырезали охрану ворот и впустили в город риверстайнцев. Вторых вроде бы просто кто-то где-то видел. И то, и другое было очень невероятно.  Джатуу никогда и никому не помогали. Нолдоров и в мирное-то время в городе не найти, не говоря уже о военных действиях. Фарлиан только языком прицокивал, слушая эти вести.  И надо же, только проговорили про Нолдоров, за стол Фарлиана присела фигура в темно-зеленом плаще и низко надвинутом капюшоне. Театральный распорядитель аж оцепенел. Пришелец откинул капюшон и Фарлин облегченно вздохнул – это был человек. Более того, этого человека Фарлиан уже видел, и не единожды. Пока он отчаянно напрягал память, знакомый незнакомец заговорил:
- Какая неожиданная встреча, уважаемый Фарлиан. Вы не узнаете меня?  Не думал, что риверстайнский военный плащ так меня изменит, что  вы меня не узнаете.
Тут Фарлиан вспомнил этого человека. Он не раз сидел с ним в этой самой таверне. Тогда он представлялся купцом из Пэйнсбрука. Теперь на нем был одет костюм капитана гвардии Риверстайна.
- Невероятно, - проговорил Фарлиан, - господин Свайблад? Неужели вы нанялись в армию?
- Ага, узнали. Это хорошо. Ну почему же нанялся, я ее  и не покидал никогда.
- Так значит вы не купец… - протянул Фарлиан.
- Нет конечно. Я, как бы это правильно сказать, разведчик. Езжу по разным городам, рассматриваю их, так сказать изнутри.
- А потом захватываете?
- О нет. Далеко не всегда. Просто очень неплохо знать слабые и сильные стороны возможного противника.
- И надолго вы теперь к нам? – съехидничал Фарлиан.
- Да думаю еще два-три дня. Как только получим известие о возвращении вашего лорда, сразу домой.
- Боитесь?
- Нет. Это простой политический расчет, не более.
- Ну, политикой можно прикрыть любой поступок, даже бег… - Фарлиан споткнулся.
- Бегство? Вы это хотели сказать?  - Свайблад ухмыльнулся в свою очередь, - Знаете, милейший, не стоит меня так опасаться. Давайте возьмем хорошего вина и посидим, как в былое время.
- Ничего себе! Пить с захватчиком? Вы за предателя меня держите? – возмутился Фарлиан.
- Ой, да бросьте вы, в самом деле. Какие мы захватчики? Город ваш, пока нам не нужен. Мы никого не убиваем. Даже ваш гарнизон сидит себе преспокойно в замке, и трогать его никто не собирается. А уж это ваше возмущение насчет предательства… - риверстайнец пожал плечами, - Впрочем, если не хотите хорошего вина – дело ваше.
- А кто вы? Ну, если не захватчики, тогда грабители.
- Любая война это грабеж. В большей или меньшей степени. А чем лучше ваши торгаши? Те же грабители. Мы, в сущности, возвращаем свое добро обратно.
- Ха, это и есть ваша политика?
- Нет, нет. Когда я говорил про политику, я несколько другое имел в виду.
- То есть?
- Ну, вы обвинили нас в бегстве. – напомнил Свайблад.
Между тем принесли вино. Тавернщик поставил его на стол, как ни в чем не бывало, вместе с двумя дымящимися, зажаренными цыплятами. Казалось, что для него не было никакого захвата города. Свайблад откупорил первую бутылку и наполнил бокал своему собеседнику и себе, ничем не показывая своего превосходства. Фарлиан поколебался еще немного и взял стакан. Свайблад довольно кивнул. Разговор временно отошел от щекотливой темы нападения на город и перекинулся на более прозаичные темы, вроде женщин, охоты и различных гастрономических новшеств. Когда оба собеседника изрядно наелись и еще более изрядно напились, тема политики вновь всплыла. К этому моменту, Фарлиан, уже будучи здорово пьян, видел в своем собеседнике не врага, а эдакого интеллигентного хулигана. Свайблад наоборот, производил впечатление человека совершенно не пьянеющего, хотя захмелел и он.

6
Вместо пролога.
Поскольку я участвовал в постановках двух из трех эпизодов Кальрадийского сериала, я взял на себя смелость осветить некоторые из них. Хочу сразу просить о некоторой снисходительности уважаемого читателя. Возможно у меня не хватит запала осветить все эпизоды, возможно я не смогу участвовать во всех перепитиях этого действа. Поэтому тема хоть и открыта мной, но может свободно дополняться описаниями любого участника сериала. Все, что написано мной, является вольным освещением происходящих событий и может не совпадать с замыслом режиссера. Любые критика и рецензии приветствуются. Единственное к чему я останусь глух - знаки препинания (да, да эти милые, маленькие закорючки), увы, в этом я слаб.
Основная информация по теме здесь
(нажмите для открытия / скрытия)
Итак:

Эпизод третий, промежуточный

Вторжение саранидов.

Передовой отряд отборной саранидской гвардии лениво топал по цветущим родокским землям. Ошалевшие от палящего зноя своей родной страны, сараниды, наслаждались местной прохладой. Султанат в этот год щедро одарил своих подданных неслыханной и невиданной доселе жарой. Пересохло все, что только могло. Масла в огонь подлили гнусные свадийские торгаши. Эти порождения шайтана взвинтили цены на все, что привозили, ссылаясь на государственный кризис и неслыханные поборы родокской пограничной стражи. Мало того, что свадийское вино стало стоить в двадцать раз дороже, так эти отродья  песчаной собаки додумались привозить в страну воду и продавать ее ненамного дешевле, чем вино.   И если местные купчины, разжиревшие на продаже специй, пряностей и шелков еще могли позволить себе пить золотою воду и вино, то простой люд взвыл. Султан сообразив, что дело пахнет не лучшим образом, объявил тотальный джихад против зарвавшихся соседей. И вот огромная карательная армия отправилась выводить из кризисного состояния соседскую экономику. Заодно планировалось провести внеплановую инспекцию родокских пограничных постов на предмет боеготовности и обоснованности таможенных сборов.
Итак, гвардейцы султаната продвигались по родокской земле. Правда на элитную гвардию они походили слабо.  Наслаждаясь местной природой, они попрятали тяжелую броню, размотали чалмы, и босиком топали по мягкой вражеской траве, в стороне от дороги. Разговор шел, по сути, ни о чем.
- Шагей-Бек, надо было лошадей взять, однако.
- Оно конечно бы неплохо, но эти твари обожрались свежей травы, и ни в какую не хотят идти походным маршем.
- Тогда надо было взять верблюдов.
- Ты что, ошалел от прохлады?  Боевые верблюды, это самая страшная военная тайна султана, да продлит Аллах его дни. Ни один неверный еще их не видел.
- Искупаться бы. – глядя на небольшую речушку протянул кто-то.
Шагей-Бек посмотрел на чистую воду, и досадливо поморщился. Если султан проведает, что кто-то раньше него ступил в реку – страшно подумать, не спасут даже нашивки гвардейца от страшной, мучительной казни. Тут командир отряда заметил здания на противоположном берегу.
- Стоять! – скомандовал он,  - Геймур, ты лучший стрелок. Посмотри, что там такое?
- Дома. Кишлак местный. Люди ходят. Мало. – лаконично ответил стрелок.
- Это хорошо. Я думаю, надо зайти туда. Вдруг там засада? – хитро сощурившись, сказал Шагей-Бек.
- Откуда в мирной деревушке засада? – удивился кто-то.
- Ай-е-е-е… - простонал кто-то еще, - Опять мирная деревушка?
Но на этот странный возглас никто не обратил внимания.
- Так. Идем к тому мосту. Лучники берут на прицел местных, а мы бегом в кишлак. Ничего тяжелого не брать там. За нами целая армия прет – если узнают, что раньше их поживились…
В общем, берем все ценное и легкое.
- Неверных резать можно?
- Двух-трех, не больше. Султану тоже развлечение нужно.
- Командир, нас заметили. – доложил Геймур.
- Подумаешь… - начал было Шагей-Бек, как тут ему в босую ногу воткнулся стальной болт. Секунду он тупо смотрел на него, а потом взвыл благим сарадинским матом, помянув шайтана и всю его родню до десятого колена. Попутно досталось мирному кишлаку и нерасторопному стрелку. Наконец болт выдернули, а рану перемотали. Присевшие в траве гвардейцы спешно облачались в кольчужно-пластинчатую броню и наматывали на стальные шлемы гвардейские тюрбаны. Около моста отряд остановился.
- И это мирный кишлак? – удивленно спросил кто-то.
За небольшим плетнем выстроился ряд здоровенных, родокских щитов. Из-за одного торчал внушительных размеров молот. Засвистели болты, глухо ударяя по изящным щитам гвардейцев.
- Это, наверное, ветеранский кишлак.
- Чего–чего?
- Ну,  живут тут родокские ветераны. Пограничье – что вы хотели?
- А молот? – прозвучал обиженный голос.
- Наверное, кузнец местный.
- А арбалеты?
- А это местные охотники. – съехидничали в ответ.
- Все, слушать сюда, - зазвучал обозленный голос Шагей-Бека, - лучники на берег реки в линию. Остальные со мной, ждем лучников. Как будете готовы – стреляйте. Можете не целиться. Главное, что бы быстро и кучно. Мы бегом – вырезать их арбов. Лучники, пойдете вперед только, когда мы добежим до их щитов. Постарайтесь их обойти. Все ясно?
Тут, как часто бывает, произошла заминка. Строй щитов распался и из-за них выбежал огромный, лохматый мужик. Из одежды на мужике были только штаны, и те драные. Над головой у него был занесен огромный зазубренный, двуручный топор.
- О-о-о-д-и-и-ин!!! – орал он на бегу. По губам у него текла пена и он стремительно, огромными шагами, несся на сверкающий строй саранидской гвардии.
- Шайтан… - прошептал кто-то.
- Может, ну их… - осторожно предложили в ответ.
- Лучники, бей! – скомандовал Шагей-Бек.
Свистнули стрелы и косматый великан, слегка притормозил свой бег. Сараниды попятились. Но еще одного залпа дикий воин не выдержал. Пройдя по инерции еще несколько шагов, он рухнул ничком. Огромный топор воткнулся в землю в двух ладонях от здоровой ноги командира гвардейцев. Тот невольно вздрогнул. Аллах определенно подавал ему какой-то знак.
- Переверните его! – скомандовал Шагей, дрогнувшим голосом.
Упавшего перевернули.
- Порей, долбанный… - прошептал он, - Колбаса-а-а… - и душа его рассталась с телом.
- Вперед! – рявкнул хромой командир, - Вырезать неверных!
И началась битва. Родоки и впрямь оказались мирным населением. Старые, сколоченные из гнилых досок щиты, быстро разлетелись под ударами боевых топоров отборной гвардии. Больше, кроме ржавых тесаков, родокам нечего было противопоставить озлобленным мусульманам. Тут подоспели лучники и начали расстреливать в упор оставшихся в живых втеранов.
Небольшая горстка родоков заперлась было в сарае, но их оттуда быстро выкурили. Сараниды, опьяненные кровью неверных, остервенело рубили направо и налево, не зная пощады. Под их стрелы, мечи, топоры попадали и совсем безоружные жители. Ну что ж тут поделаешь? Война она отнюдь не милая прогулка по тенистому парку. Окончательно мусульман взбесил старый ветеран. Он отмахивался от наседавших на него врагов, старым двуручным тесаком и орал:
- Сволочи! Волки позорные! Зондеркоманда дохлого эмира! Что?! Пришли безоружных грабить?! Вот вам! И тебе! Уходим! Все к мельнице! Ах ты! Злобная эсэсовская свинья!
На последнюю реплику сараниды обиделись особенно сильно. Вряд ли они сообразили, что такое эсэсовец, но вот «свинья» вывела их из себя окончательно. Утонченный, просвещенный восток растаял, как легкая утренняя дымка, под палящим зноем религиозной ярости. Небольшая горстка жителей несчастной деревушки, умудрилась уйти через небольшой перелесок к дальней мельнице. С ними уходил владелец старого двуруча. В след засвистели стрелы из полупустых колчанов. Уходящие полегли все. Так показалось опьяненным легкой победой саранидам.
Гвардия султана отдыхала после удачного нападения. Уже очистили от крови неверных оружие и доспехи, уже заварили было на костре душистый саранидский чай, вечный предмет зависти всех соседей, как на горизонте показалось облачко пыли.
- Конники! Много! Вооруженные! – закричал глазастый Геймур.
Гвардейцы вскочили. Остывшая, было кровь, снова закипела в жилах сынов горячего востока. Окрыленные первой победой, они забыли об осторожности. Лучники, собравшие почти все свои стрелы, деловито отправились к мосту. Там они рассчитывали с легкостью положить половину, если не более всех лошадей нового противника. Затем в дело вступила бы основная гвардия со своими топорами. Но усталость сделала свое дело. Конники необычайно легко и быстро перемахнули мост, и лучникам пришлось туго. Более того, небольшой отряд, возникший ниоткуда, а если точнее, со стороны мельницы, вытоптал тех, кто пытался уйти к деревне. Этот же отряд не дал саранидской пехоте подойти к своим гибнущим лучникам. Своими дротиками они отогнали пехоту назад, в деревню. И опять изменчивое военное счастье, сделало очередной финт. Легкая баронская конница, окрылилась первым успехом и решила добить, как показалось ошеломленного противника, в пешем строю. Это их и сгубило. Гвардия султана не зря носила свои яркие нашивки. Пришедшие в себя сараниды, отступая, выманили зарвавшихся конников в центр деревни, где обрушились на них со всех сторон. Схватка была яростной и недолгой. Родоки отбивались с обреченностью загнанных в угол волков, но небольшая уцелевшая группа лучников, окончательно сломила их сопротивление. Легкий доспех не оставил им никаких шансов, и вот последний всадник упал в пыль, обильно политую в этот день кровью. Дорогой оказалась победа саранидов. Почти все их лучники были уничтожены. В пехоте только десятая часть осталась невредимой. От всего отряда осталась  половина. Но главное дело было сделано – армии султана была открыта дорога в богатые свадийские земли.

7
Разрешите и мне малость ... пографоманствовать ;)
Буду рад любым отзывам :)

Трое и один из мешка.

  Шел мерзкий унылый дождь. Из ворот города вышли кутаясь в плащи три не менее унылых фигуры, ведя на поводу…
  Нет, не так. Слишком часто рассказы начинаются с дождя. Дождь отменяется, равно как и все прочие унылые атрибуты.
  Со стороны небольшой приморской деревушки быстро шли, можно сказать даже бежали, три человека. Хотя нет, вот их догнал четвертый. Причина опоздания была у него на плече в виде увесистого на вид мешка. Отойдя от деревни на приличное расстояние, он устало хлопнулся на землю. Мешок при этом возмущенно закудахтал.
– Все… Дайте дух перевести… Барди! Да стой же ты.
Тот, кого назвали Барди остановился, затем подошел к сидящему на земле. За ним подошли двое других – один с туповатым выражением лица, и другой совсем еще молодой со смеющимися глазами. Они встали над своим товарищем с непроницаемыми лицами. Но тут мешок еще раз кудахтнул, за что и получил здоровым кулачищем сидящего. Тут молодой воин не выдержал и начал безудержно хохотать. К нему присоединился бородач Барди. И только их туповатый соратник, ничего не понимая, переводил глаза с ржущих викингов (а это были именно они), на сидящего и обратно.
- Сверре, клянусь богами, торгаш с тебя как Хрута скальд. – отсмеявшись заявил Барди.
- Я, не-е ска-альд. – растягивая слова, заметил Хрут, владелец туповатой физиономии.
- Эт да…  ИК … Вот ведь довели бродяги до ИК-оты – молодой сдернул с пояса небольшой бурдюк и припал к нему.
 - А че я… - забубнил сидящий Сверре – Я им по хорошему серебро предложил… А они отказались… Не нужно мол им серебра. Ну не хотят и не надо.
- Так ты про серебро когда вспомнил? – спросил Барди.
- А когда он из огорода вылазил. - оторвался от бурдюка самый молодой – О… прошло вроде.
Тут мешок вышел из нокаута и опять подал голос. Но зря. Раздраженный Сверре, влупил по нему теперь уже в полную силу. Раздался хруст и мешок окончательно замолчал.
- Все. Хана курицам. – констатировал Барди, подняв злополучный мешок – Теперь их либо готовить, либо выкинуть. Щипать сам будешь. – он бросил мешок Сверре.
- Пти-ичек… жа-алко … -  всхлипнул Хрут.
Сверре вздохнул и начал развязывать мешок. Но когда развязал, глаза у него округлились.
- Вот это да… - протянул он.
- Че, совсем в кашу? – спросил молодой викинг – Кстати, ты где мешок стырил? У тебя же вроде не было?
- Возле дома валялся… Берси ты только глянь. – позвал он молодого.
- Че там… - Берси заглянул в мешок – Ого себе…  Берси запустил руку в мешок и достал оттуда курицу. У Барди глаза округлились еще больше, чем у Сверре. Даже невозмутимый Хрут приоткрыл рот и из уголка, по бороде побежала струйкой слюна. Курица была. Не было перьев. Курица была полностью готова к употреблению, лоснилась румяной корочкой и издавала одуряюще вкусный запах.
У Хрута громко заворчало в глубине желудка. Все четверо одновременно сглотнули.
- Одной будет маловато – заметил Барди.
- Я есть хочу – Хрут сжал кулаки.
- Остыньте. В мешке еще есть. – Берси кинул курицу Хруту и снова полез в мешок.
Ближайшие полчаса слышно было только сопение голодных мужиков и хруст разгрызаемых костей.
….
- Все. Я наелся. – Сверре блаженно откинулся на спину.
Мешком завладел Барди.
- Ты туда сколько куриц бросил? – спросил он у Сверре.
- Штук пять… Не помню.
- Не сходится. – Барди посмотрел на внушительную горку костей. – Тут еще есть. Погодите… А это что?
Из мешка на свет появился огромный сверкающий двуручный меч.
- Как он там уместился? – Барди удивленно крутил двуруч. Потом положил его на траву и снова запустил руку в мешок.
Теперь из мешка был выужен железный круглый щит с непонятным орнаментом.
- Ничего не понимаю… Мы что, в сказки попали?  Как это туда засунули? – Барди постучал в щит который отозвался низким гулом.
- Да, интересный мешочек. – Берси перекатился поближе – Как бы его владелец Сверре претензии не предъявил. Интересно, а назд все это запихнуть можно?
- Я те запихну… А вдруг это добро пропадет. – Сверре потянулся за щитом.
- Ну давай твой меч попробуем. – предложил Берси.
- Свой топор пробуй, если такой любопытный.
- Ну давайте че нить ненужное туда засунем. Только большое надо. Интересно же. – никак не мог угомониться молодой.
Тут все трое, дружно посмотрели на мирно посапывающего Хрута.
- Не войдет… наверное. – проговорил Барди.
- Только тихо. Вытряхивай все из мешка. – Берси бесшумно поднялся.
- Делать вам нечего… Войдет не войдет… Вот пропадет Хрут неизвестно куда – будете знать. – Сверре опять улегся на спину.
- Мы и так непонятно где. Барди, ну че, вытряхнул?
- Да не вытряхивается. Только вытаскивать можно. Давай так попробуем. – Барди подошел с мешком к ногам Хрута – Подымай ноги…

- Сверре, слышь. Мы его запихали! Он в мешке! С головой, ногами – весь вошел! – Берси от восторга аж подпрыгивал вокруг лежащего Сверре.
Сверре поднялся и огляделся. Хрута не было. Приплясывающий Берси был. Был весьма озадаченный Барди, заглядывающий в мешок, а Хрута не было.
- Вы с ума сошли. А если он там как та курица.- Сверре кинулся к мешку.
- Дык мы его не били. – сказал Берси.
- Обалдуи. – Сверре заглянул в мешок и увидел затылок Хрута, хотя даже по колено он туда влезть ну никак не мог. – С ума сойти… Давай вытаскивай его.
Через пять минут Хрут опять мирно дремал на траве. Для него ровным счетом ничего не произошло.
- Ладно. Мешок берем с собой. Хорошая вещичка.- Барди решил собираться – Берси, буди этого … из мешка. Сверре собирай тут все обратно. О! А это что за тряпка?
В руках Барди держал холстину наполовину белую, наполовину синюю. По середине был нарисован натянутый лук. В верхней части была вышивка «Лорд Турия», но викинги не обратили на нее ни малейшего внимания.
- А-а-а, знаю. – сказал подошедший Сверре – Это чтобы еда не пачкалась, когда на земле обедаешь.
- Угу… Ну бери ее тоже.
Наконец все собрались, растолкали спящего Хрута.
- Ну что, потопали? Найдем лагерь. Может там этого Атрии… Арти… В общем строителя этого найдем. Сверре, ты мешок стырил – тебе его и таскать.
Через полчаса местность опустела. Еще через пару часов, со стороны моря показалось облачко пыли. Скоро стало видно взъерошенного всадника на пегой лошади. В руке он держал свернутую трубочкой бумагу.
- Нашедшему походную сумку лорда Турия – награда! Укравшему походную сумку лорда Турия – смерть! – прокричал всадник и помчался дальше. Правда услышать его здесь уже никто не мог.
Лорд, как всегда, был лаконичен и не разъяснял разницы между «нашедшим» и «укравшим».

Страницы: [1]

Список игр

Реестр других игр

Важное о модах

Наши моды
Русь 13 век
Мододельня
Форум модов
Обмен опытом

Блоги

111 блогов, 364 записей
Последние записи:

[23 Июль, 2019, 11:23]

[28 Март, 2019, 15:23]

[24 Октябрь, 2018, 10:44]

[22 Октябрь, 2018, 13:57]

[30 Август, 2018, 22:42]
Крупнейший сайт о стратегиях. Обзоры новинок.Активный ФОРУМ и встречи с разработчиками. Большая качалка МОДов для RTW и не только. Родной дом «Империи» и «Бонапарта». СиЧЪ Total War Все о Mount & Blade
Сайт "Всадники Кальрадии" не является СМИ. Администрация не несет ответственность за высказывания и публикацию каких-либо материалов, сделанные любыми пользователями форума, в том числе посредством личных и публичных сообщений. Материалы, размещенные на ресурсе третьими лицами, могут содержать информацию, не предназначенную для лиц, не достигнувших совершеннолетия. При обнаружении на ресурсе материалов, нарушающих законодательство Российской Федерации, необходимо обращаться к администрации.
Сайт работает на хостинге FASTVPS